Мурманские советы

В конце 1999 года я получил предложение поработать немного в Германии, сделать систему видеонаблюдения в метро. В перспективе ожидалась джава, соляра и фрицы вокруг; дома был любимый кобол, винда, теплый офис и отличная команда. Разумеется, авантюризм — как и всегда в моей жизни — победил, и спустя несколько месяцев я уже ходил за водкой в Aldi . Но пока мне предстояло собрать какие-то документы, решить тестовое и пройти фейс-контроль в немецком консульстве. Поэтому я купил водки в гастрономе на углу и позвал коллег на отвальную.

Вечер не задался как-то сразу. Я передержал чахохбили, превратив его фактически в тюрю с курицей, Дмитрий Сергеич привел каких-то кошмарных девиц, любимая бильярдная оказалась закрыта — и в результате в начале десятого вечера я оказался на Васильевском острове в гордом, но унылом одиночестве. Зато с гитарой и едва початой столичной. Естественно, я пошел в Гавань. Видимо, куриные угли — не лучшая закуска для изнеженного без пяти минут берлинского джава-программиста.

В Гавани я уселся на поребрик и стал лениво перебирать струны гитары, периодически прихлебывая из горлышка. Не знаю уж, на что я рассчитывал. То ли я надеялся, что мимо пройдет сумасшедшая принцесса и, увидев меня, решит скрасить мой вечер велеречивой болтовней, то ли (и это более вероятно), что недремлющий наряд портовых ментов заберет меня в уютный обезьянник, и мне не придется уезжать в непонятную Германию.

Внезапно передо мной нарисовались человек пять в матросском. «Коней знаешь?» — с изумлением разобрал я вопрос. Достал из внутреннего кармана куртки остатки столичной и вяло кивнул в сторону: «Коней нельзя вот прямо так среди хаоса петь на трезвую голову». Логики в моих словах было немного, но это, вроде бы, никого не смутило. Мы познакомились, я спел «Канатчикову дачу» и спустя каких-то полчаса мы уже продвигались в сторону их корабля.

Дальнейшие события припоминаются смутно. Меня не хотели пускать в погрузочную зону, но мы как-то договорились. Кают-компания оказалась красной и местами бархатной. Я, наконец, по-человечски поел. Потом мы хором пели Гамаюна. И что-то еще. Я немного подремал на диване, прямо в кают-компании. Потом мы выпили кофе с коньяком и пели. На палубу я, кажется, так ни разу и не поднялся. С другой стороны, неясно, где же мы тогда пели «Корсара». Но Кижи бы я запомнил точно, если бы.

Потом я часто рассказывал про этот круиз, неизменно уточняя: «Наутро я проснулся в Мурманске». Самое интересное, что меня довольно долго никто не переспрашивал. А через несколько лет я узнал, что расстояние там больше тысячи километров, и маршрут занимает около трех дней. В любом случае, спустя некоторое количество времени, мои новые знакомые засуетились, внезапно стали выглядеть сосредоточенными, и вскоре куда-то разбежались. Еще через час я оказался на причале, все с той же гитарой и недопитой столичной да донышке ко внутреннем кармане куртки. Вся команда была из Мурманска и они со смены разъехались по домам. Сердечно поблагодарив меня за приятную компанию.

В Мурманске мне до этого бывать не приходилось. Я порылся в карманах — на обратную дорогу все равно бы не хватило — и пошел в сторону каких-то огней. Как я и думал, ближайшим заведением, в котором горел свет — оказалась пивная. Я вывалил все свои скудные денежные запасы на стойку и обрисовал бармену ситуацию. Буквально в двух словах. Спустя час я уже не чувствовал себя таким разбитым и покинутым, а спустя два — играл на стоящем в углу бильярдном столе с прилично и дорого одетым мужчиной средних лет. Мы поговорили о Германии, обсудили почему-то прозу Моэма, греческую кухню и перспективы «Зенита» в чемпионате. Спешить мне было некуда.

— Могу подвезти, — мой новый знакомый мотнул головой в сторону парковки за окном, где в гордом одиночестве стоял золотистый гелен. — Давно хотел питерских друзей повидать. Время есть как раз. Тебе когда в Берлин-то?
— На следующей неделе документы подавать, но я еще окончательно не решился, — осторожно ответил я.

Чувак расхохотался и сказал фразу, которая, по сути, определила развитие моей жизни на ближайшие три года:

— Ты сейчас в Мурманске, без копейки денег, играешь на бильярде с хер пойми кем. Если уж кому и надо срочно ехать в Германию — так это тебе.

skip_previous     toc     skip_next