× × ×

Иду за хлебом и сердце бьется чаще не в такт шагам.
Тепло ли в небе, как мерил Больцман? Как написал Шагал?
Прогулка вьется тропинкой в устье: налево ли правый путь?
А сердце бьется; давай отпустим — порвется тугая грудь.
Прорвется фронтом, весенним ливнем, талым снегом — к ручью.
Давай же, пронто! Наточим бивни, вырвем в бою ничью.
Стискивай зубы, до хруста — челюсть, — когда вернешься с войны.
Звучит чуть грубо, но кто здесь — челядь, если не мы?
Впишут нулями наши скрижали, наш результат — в табло.
Два шага к яме — дави на жалость, не так уж и повезло.
Такое время — выйдешь за хлебом, вернешься — вокруг пустырь.
Телу бренному — гимн хвалебный, но слишком слова просты.
Не то, что меньше стреляем глазами — просто умерили пыл.
Кому-то пешками, нам — ферзями не укрепляли тыл.
Идем за хлебом. Стоим на месте. Счастья рецепт непрост.
Достаточно лета и запаха жести.
И нескольких папирос.

skip_previous     toc     skip_next