Пожар! Пожар!

На день рождения прекрасной К. в Комарово я решил ехать в костюме. Праздник в сорока километрах от города в конце ноября вынуждает вести себя чопорно.

Гости подтягивались с утра. Самые ленивые показались пред ясны очи именинницы — около шести вечера. Незадолго до полуночи я сообразил, что было бы неплохо подарить даме цветы. Все-таки совершеннолетие!

Мы с Женькой запаслись товарами в дорогу и выдвинулись в сторону станции.

Примерно на полпути я высказал поражающую своей неоспоримой кристальностью мысль: в ноябрьскую полночь на железнодорожной станции может не оказаться открытого ларька, торгующего цветами. Жека согласно покивал.

Предложение искать подснежники было принято единогласно. Точнее, я был за, а Женьке было все равно, и он воздержался. Не забыв, впрочем, отметить принятую резолюцию активным глотком. Мы развернулись и пошли на кладбище за подснежниками. «Заодно и Анне Андреевне нарвем», — рассудительно сказал Жека.

Мы зашли обратно на дачу за финскими санями («чтобы в лесу под наст не провалиться»,— доверительно сообщил я немного заволновавшейся имениннице).

Катание на финских санях по спуску к заливу я помню неотчетливо. Сидя было очень темно, свежо и нестрашно. Взобравшись обратно в горку, усадив сопротивлявшегося Жеку в люльку, и вырулив к спуску, я понял всё. Вся моя жизнь, мелькая отблесками снежинок под полозьями, пронеслась мимо меня в один миг. Сучковатые деревья вокруг трассы, едва различимые в своей неотвратимой близости, усугубляли пейзаж, придавая ему поверхностное сходство с ранними новеллами Сартра. По этой трассе многие боятся ходить пешком в дневное время суток — настолько она крутая и скользкая.

Спустя полтора часа, вдоволь вывалявшись в снегу, мы вернулись в дом. Необходимость найти подснежники уже не казалась столь очевидной.

Дача встретила нас клубами дыма. Рекогносцировка на местности достаточно оперативно вывела нас к его источнику — какой-то умник исхитрился развести печь в летнем домике, не выдвинув заслонку.

Заслонку мы выдвинули, но в домике по-прежнему было не продохнуть. На наш мат, слышный, пожалуй, в Репино, прибежал один из гостей, с ультраадекватным вопросом: «откуда дым?». Получив исчерпывающий ответ жестом указательного пальца, он куда-то скрылся — столь же стремительно.

Секунд через пять он вернулся с полным ведром воды и, не давая опомниться присутствующим, молодецким движением кисти — ухерачил десять литров воды в печку. В домике воцарилась звенящая тишина. Гость удивленно повертел головой и спросил:
— А что, кстати, случилось?

skip_previous     toc     skip_next