«Когда перекроют наше движенье…»

Я с Костей Ступиным лично — пересекался однажды. У меня было вычурное настроение, я второй — или третий — день кряду скитался по Москве, делая остановки только у пивных ларьков. Где-то в районе Площади Ильича, ближе к Серпу и Молоту, на газоне сидел Костя. В руках гитара, во взгляде — ненависть. Я подошел, что-то промямлил про гениальность его стихов. Достал из кармана початую бутылку клюквенной настойки. Мы ее допили. Я попросил его сыграть, он вяло сыграл. Не в настроении. Я прямо физически чувствовал, как ему докучает мое присутсвие. Встал, попрощался. И ушел, втайне надеясь, что он меня окликнет. Он не окликнул. Он что-то негромко подбирал на басовых струнах.

Вот и все.

А теперь он умер.

skip_previous     toc     skip_next