Пирожки и кексы

В современном мире тотемных столбиков ничуть не меньше, чем было майских идолов, или скандинавских божеств. Я рискну выделить основной фетиш. Пару столетий назад им было качество. Пятьсот лет назад — красота. Сегодня это скорость.

«Вы посмотрите на этот мир, и на эти брюки» больше не работает в качестве аргумента, особенно в поиске компромисса с самим собой. Проще слетать в Хельсинки за понравившейся футболкой, чем заказать костюм хорошему портному. Рискну предположить, что в недалеком будущем последние фрики с Уолл-стрит станут одеваться в магазинах готовой одежды.

Эта тенденция очень заметна и в литературе. Смею предположить, что описание греноблина с неведомой планеты отнимает в двадцать раз меньше времени, чем портрет живого человека, к которому вдумчивый читатель склонен предъявлять повышенные требования, как то: четность глаз, ушей и бакенбардов, нужда в питании и сне, общая внятность образа. Недавно я смотрел фильм, действие которого имело честь происходить в Петербурге, в течение примерно полутора лет. И каждый ёбаный день в кадре светило солнце, а температура не опускалась ниже отметки «пора надевать свитер».

А происходило бы действие на планете Ипсилон-Единорогия, любые вопросы дотошных недоумевающих зрителей были бы сняты железобетонным аргументом: там четыре солнца.

Блоги, бывшие популярными в узкой среде ограниченных лиц на заре развития интернета, оказались слишком требовательными к невосполнимому ресурсу под названием «время». Фейсбук уже удобнее, одним наличием кнопки «Like», позволяющей социализироваться двадцать раз в минуту. Твиттер еще стремительнее: репост эффективнее лайка, а лаконичные суждения смелее развернутых. Рыгнуть проще, чем благодарно описать особо приглянувшиеся оттенки вкуса удачного блюда.

Но чу! Твиттер тоже не идеален, скорость набора даже ста сорока символов ограничена снизу. Инстаграмм стремительно (как в нынешнюю эпоху принято) занимает лидирующие позиции. Клик-энд-клац, вот девиз современного социального животного, ценящего свое время.

Собственно, вернемся к литературе. Вокруг меня популярен жанр «пирожка» (более подобающее название: «хуяк-хуяк-и-почти-в-рифму»). Я все никак не мог для себя сформулировать, почему он кажется мне второсортным, идеально подходящим разве что Петросяну. И, наконец, понял. Все просто.

Я помню чудное мгновенье
    передо мной явилась ты
    как гениальное виденье
    красоты.

Нет, это не ханжество. Мне странно быть восторженным потребителем искусства, произведение которого отняло у автора три секунды и усилия на вялый бросок банки краски в сторону холста.

Ну, и напоследок:

Иди читай другие книги
когда тебе мой слог не мил
не доводи нас до интриги
дебил.

skip_previous     toc     skip_next