30 дней нескончаемого зла

Шеф мой разговаривает на многих языках, на всех, впрочем, одинаково небрежно. Как-то в какой-то случайной дискуссии о незначительных технологических мелочах — я забылся и привычно пробормотал себе под нос «Es ist scheißegal!». Унылое скучное обсуждение тонкостей имплементации — немедленно превратилось в жесткую пероральную пенетрацию рассеянного вольнодума Алеши Борисыча.
На этот раз он вел очередные телефонные переговоры с американским партнером. Мерил шагами нашу комнату и что-то неразборчиво орал в трубку. Я особо не вслушивался. И вдруг ухо мое неожиданно выхватило показавшуюся мне странной (по крайней мере, в контексте дискуссии) фразу. Комкая приставки, корни и суффиксы, с характерным для него нажимом в голосе, Дитер расстреливал собеседника пулеметной очередью повторов одной и той же сентенции. Я вслушался.
— Ви нид сёрти дэйз оф анлимитед эвил.
Я немного охуел и протер уши ватой.
— Ви нид сёрти дэйз оф анлимитед эвил! — Непреклонности в интонации Дитера позавидовал бы Джеймс Бонд.
На том конце, видимо, оказались не готовы к такому напору и вскоре разговор закончился — ухмылкой на устах Дитера и победным взглядом, которым он обвел комнату. Я решил, что мой мозг нуждается в отдыхе, а душа — в спасении, и ушел курить.
Только на улице, спустя пять минут и две сигареты, я вспомнил, что недавно мы обсуждали какую-то партнерку. Не знаю, о чем думал в течение разговора его собеседник, но Дитер имел в виду:
— We need thirty days of unlimited eval .

skip_previous     toc     skip_next